16 сентября – Международный день защиты озонового слоя Земли

Статья перепечатана из сайта ASHGABAT.IN

https://ashgabat.in/2021/09/16/16-sentyabrya-mezhdunarodnyj-den-zashhity-ozonovogo-sloya-zemli/

В 1987 году Монреальский протокол по Защите озонового слоя стал первым мировым экологическим соглашением, где был принят дифференциальный глобальный план поэтапного отказа употребления фреонов и хладагентов, разрушающих атмосферный озон – защитного слоя Земли от ультрафиолетового излучения, и льготный период, как способ помощи развивающимся странам в выполнении своих обязательств. Монреальский протокол является единственным универсальным ратифицированным договором в истории, который подписали 197 сторон, а к 2010 году этот документ был ратифицирован всеми странами – членами Организации Объединенных Наций. В память о подписании Монреальского протокола по веществам, разрушающим озоновый слой, Генеральная Ассамблея ООН, прошедшая 19 декабря 1994 г., провозгласила 16 сентября Международным днем охраны озонового слоя. К концу 2009 года деятельность, осуществленная в рамках Монреальского протокола, привела к выводу из обращения более 98% озоноразрушающих веществ (ОРВ). Одновременно, процесс реализации Монреальского протокола привел к снижению выбросов парниковых газов более чем на 135 миллиардов тонн эквивалента двуокиси углерода (CO2), что послужило инструментом борьбы с изменением климата.

Тема Дня охраны озона 2021 года — «Монреальский протокол: Обеспечение прохлады для нас, нашей еды и нашей вакцины».

Туркменистан с 1993 года является стороной Венской конвенции, а позднее – Монреальского протокола по веществам, разрушающим озоновый слой, а также всех поправок к нему – Лондонская поправка к Монреальскому протоколу подписана и ратифицирована 15 марта 1994 г. и 22 января 2008 г. Туркменистан присоединился к Копенгагенской, Монреальской и Пекинской поправкам к Монреальскому протоколу по веществам, разрушающим озоновый слой, а также к последней – Кигалийской в 2016 году, суть которой заключается в том, чтобы ограничить использование гидрофторуглеродов (ГФУ), которые не оказывают влияния на озон, но имеют высокий показатель глобального потепления. Как предполагают учёные, выполнение документа может способствовать предотвращению глобального потепления на 0,4 градуса Цельсия к 2100 году.

К 2010 году наша страна успешно вывела из обращения основные виды ОРВ, регулируемые в рамках Монреальского протокола с полным запретом на импорт данных веществ и/или продукции, содержащей озоноразрушающих веществ, то есть вся группа, относящаяся к хлорфторуглеродам (ХФУ), в особенности ХФУ-12, галоны; галоидированные хлорфторуглероды и четыреххлористый углерод. Работа проводилась в рамках реализации национальной программы по защите озонового слоя в рамках Монреальского протокола и Венской конвенции под названием «2010 год – год окончательного выхода хлорфторуглеродов из использования в Туркменистане». В 1999 году при Министерстве охране природы Туркменистана (ныне Министерства сельского хозяйства и охраны окружающей среды) был создан Озоновый офис, который начал работу по выполнению государственной программы защиты озонового слоя посредством разработки и внедрения законодательных и регуляторных мер в области обслуживания холодильного оборудования, усиления таможенного контроля, проведения широкой пропаганды поэтапного сокращения потребления ГХФУ без ущерба для хозяйствующих субъектов страны. В соответствии с решением, принятым в 2010 году на 62-м совещании исполнительного комитета Многостороннего фонда для выполнения Монреальского протокола, состоявшегося в Монреале, было одобрено выполнение первой фазы плана на период 2010-2020 гг. по выведению из обращения на территории Туркменистана гидрохлорфторуглеродов (ГХФУ) с последующим полным их запрещением к 2040 году, что в качестве альтернативы пришли на смену озоноразрушающим хлорфторуглеродам (ХФУ) (ГХФУ применяются в холодильниках, кондиционерах воздуха, пенообразовании и растворителях).

В 2012 году стартовал проект «Институциональное укрепление для выполнения Монреальского протокола и реализация Плана поэтапного сокращения ГХФУ в Туркменистане», в рамках которого проводилось обучение техников сектора охлаждения, персонала государственных лабораторий, таможенных служащих, приобреталось необходимое демонстрационное спецоборудование, а также осуществлялась просветительская деятельность вместе с изданием пособий и брошюр для различных целевых аудиторий, информирующих о текущей деятельности Озонового офиса и новостях в данной сфере со всего мира.

К 2013 году установлен запрет на импорт бромистого метила для применения в постурожайном секторе Туркменистана и в целом (объемы, используемые для карантинной обработки и обработки перед транспортировкой, попадают под исключение). В стране полностью прекращено применением фреона R-22. В настоящий момент программа успешно завершена, страна выполнила свои обязательства в полном объёме, готовится следующая очередная фаза деятельности, которая также будет оформлена в многолетний проект.

Схем вывода из потребления ОРВ выглядит так: в соответствии с принятыми обязательствами (Статья 2F: Гидрохлорфторуглероды Монреальского протокола и Решение XIX/6 “Корректировки к Монреальскому протоколу относительно веществ, включенных в группу I приложения С (гидрохлорфторуглероды)”) развитые страны Статьи 2 обязаны снижать объемы потребления ГХФУ следующими темпами:

с 01.01.2004 на 35%,

к 01.01.2010 на 75%,

к 01.01.2015 на 90%,

к 2020 году на 99,5% с полным его прекращением,

а развивающиеся страны Статьи 5, включая Туркменистан, должны снижать объемы потребление ГХФУ следующим темпами:

замораживание уровня к 01.01.2013г.;

сокращение на 10% к 01.01.2015г.;

сокращение на 35% к 2020г;

сокращение на 67,5% к 2025г.,

оставив 2,5% только для обслуживания на период с 2030-2039гг.

полное прекращение потребления к 01.01.2040г.

Изменение климата и разрушение озонового слоя – Киотский Протокол и Монреальский Протокол – разные договоры, но по взаимосвязанным вопросам. Монреальский протокол по веществам, разрушающим озоновый слой, признан самым эффективным многосторонним документом по охране окружающей среды, когда-либо реализованным. Он является блестящим примером успешного международного сотрудничества и партнёрства в деле защиты всеобщего достояния и мирового сообщества. Основой процесса реализации явилось прекрасное управление, позволившее достичь цели и добиться соответствия его требованиям, что, в свою очередь, сформировало доверие, уверенность и стремление выполнять его требования на всех уровнях. Выведение из обращения озоноразрушающих веществ коренным образом изменило порядок коммерческой деятельности мирового сообщества, ускорило поиск новых альтернатив и разработку технологий, одновременно направленных на охрану озонового слоя. Кроме того, поскольку большинство озоноразрушающих веществ – это парниковые газы, активно способствующие глобальному потеплению, достигнутые в рамках Протокола сокращения, дополняют усилия по борьбе с глобальным изменением климата. Поэтапный отказ от потребления и производства озоноразрушающих веществ согласно Монреальскому протоколу благоприятно сказывается на климате Земли. На практике технические группы, созданные в рамках режима охраны озонового слоя и мониторинга изменения климата, отметили, что чистое глобальное сокращение выбросов озоноразрушающих веществ, привело к сокращению парниковых газов в объеме, равном нескольким миллиардам тонн эквивалента двуокиси углерода. Благодаря этим колоссальным сокращениям Монреальский протокол играет ключевую роль так же в глобальной борьбе с изменением климата.

В процессе перехода от использования озоноразрушающих веществ модернизация соответствующего оборудования осуществляется таким образом, что при этом снижаются утечки и повышается энергоэффективность. Сокращение утечек снижает уровень прямых выбросов в окружающую среду материалов-заменителей, а повышение энергоэффективности снижает потребности в производимой энергии, что в свою очередь сокращает выбросы парниковых газов в процессе сгорания ископаемых видов топлива. Учитывая важность модернизации национальных законодательств по контролю озоноразрушающих веществ, для выполнения протокола Туркменистан ввел систему лицензирования, 21 августа 2009 г. принял Закон «Об охране озонового слоя», другие законодательные документы для всестороннего контроля импорта/экспорта и потребления озоноразрушающих веществ. Уже сегодня на рынки поступают новые модели оборудование, работающее на озонобезопасных хладагентах как R-404 а, R-407с, R-410а и R-600а.

ДЛЯ СПРАВКИ: Существует технология, потенциально пригодная для генерации озона в стратосфере, позволяющая закрыть «озоновые дыры» и полностью защитить всё живое на Земле, в первую очередь людей, от излишнего излучения в ультрафиолетовом диапазоне. Экспериментально доказана также возможность эффективной генерации озона в допробойных электрических полях. Показано, что благодаря длительному времени жизни, ветрам и турбулентной диффузии озон, генерируемый в локальной области на высоте 18-20км, может распространяться на значительные расстояния и создавать искусственное дополнительное озонирование в стратосфере. Озон относится к малым нейтральным составляющим земной атмосферы. Несмотря на то, что на соответствующей высоте его максимальная концентрация примерно на 5 порядков меньше концентрации молекул воздуха, он защищает все живое на Земле от губительного действия УФ излучения Солнца. Озон распределен по высоте весьма неравномерно. На высотах 18-30 км существует явно выраженный максимум. Область высот вблизи максимума, где сосредоточена основная масса озона, называется озоновым слоем. Распределение озона в стратосфере формируется в результате химических процессов и под влиянием целого ряда факторов: УФ-излучения Солнца, крупномасштабной циркуляции воздуха в атмосфере, турбулентной диффузии, распределения температуры воздуха в стратосфере. Воздействие перечисленных факторов различно на разных широтах, что ведет к зависимости параметров озонового слоя от широты. Поглощение УФ- озоном зависит от длины волны и при увеличении концентрации озона в слое возрастает экспоненциально. Поэтому даже незначительное уменьшение общего содержания озона может приводить к сильному изменению интенсивности УФ-излучения, достигающего поверхности Земли. Это и есть та чрезвычайно важная особенность, которая служит причиной повышенного внимания, уделяемого анализу состояния озонового слоя учеными и мировой общественностью.

Наблюдения за озоновым слоем показывают, что концентрация озона в слое меняется не только с широтой, но также от сезона к сезону и от года к году. Весной 1985г. над Антарктидой было обнаружено значительное понижение концентрации озона, получившее условное название «озоновой дыры». Дальнейшие наблюдения в стратосфере Антарктиды выявили весьма сложную динамику поведения «озоновой дыры». В начальный период наблюдения (1985-1987 гг.) ее площадь непрерывно возрастала и длительность ее существования увеличивалась, что вызывало определенное беспокойство. В дальнейшем, однако, характер её изменения стал гораздо менее определенным, полной ясности в динамике поведения «озоновой дыры» над Антарктидой нет и по сей день. Считается, в частности, что заметный вклад в уменьшение концентрации озона вносит антропогенное воздействие. Такое воздействие может возрастать, и это вызывает естественное опасение за судьбу озонового слоя. Впервые его высказали в начале 70-х годов Г.Джонсон и П.Крутцен, обратившие внимание на выбросы оксидов азота при полетах стратосферной авиации. В дальнейшем кроме азотного были указаны еще хлорный (связанный с распадом фреонов) и водородный каталитические циклы, также приводящие к уничтожению озона. Это побудило мировое сообщество принять ряд мер по ограничению производства веществ, оказывающих негативное воздействие на состояние озонового слоя. Наблюдение за состоянием озонового слоя с точки зрения антропогенного воздействия не имеет существенной предсказательной силы вследствие возможности многолетнего существования в атмосфере малых примесей каталитических веществ и плохого контроля за их попаданием в атмосферу. Теоретическое же описание влияния малых примесей на озоновый слой весьма затруднительно – для этой цели необходимо рассматривать одновременно несколько сот уравнений, описывающих цепь химических реакций. При этом отнюдь не для всех реакций коэффициенты достаточно хорошо известны. Если добавить к этому влияние ультрафиолетового излучения Солнца, атмосферных ветров, турбулентности, а также стратосферных облаков, в которых протекают сложные гетерогенные реакции с участием азотных и хлорных соединений, то становится ясным, что чисто теоретические расчеты не могут служить источником сколько-нибудь надежных предсказаний поведения озонового слоя. Не случайно, в частности, не оправдались ни предсказания Джонстона и Крутцена о значительном понижении к концу 80-х годов концентрации озонового слоя, ни вытекающие из наблюдений Фармана предсказания о катастрофических последствиях роста антарктической «озоновой дыры». В этих условиях всем заинтересованным в сколько-нибудь долгосрочном существовании жизни на Земле стоит также способствовать проведению необходимого мониторинга озонового слоя, а также проведению экспериментов, которые бы позволили значительно увеличить понимание процессов, происходящих в стратосфере, а также обосновать возможность противостоять негативным процессам, если будет зафиксировано их развитие.


Нурмырат АЗАДОВ,

студент 2-го курса факультета Международного права

 Института международных отношений МИД Туркменистана.